Язык Библии

Исследования Священного Писания

Завершающим днем творения является шестой:

«И увидел Бог, что это хорошо» [Быт 1, 25].

То есть все было создано прекрасно, и ничто не предвещало начала каких-либо противоречий между Творцом и тварью.

«Адам мог не пасть, и первобытный чувственный мир был на это вполне рассчитан. Это был бы лучший, магистральный путь истории. Чувственный изменяемый, тонко тленный мир вполне мог быть доведен человеком до высокой и прекрасной цели — полного нетления и блаженства. В том, чтобы тонко тленное облеклось в совершенное нетление, мог принять участие и человек. Для этой цели он и был создан» [185] (с. 43).

Но после вкушения Адамом запретного яблока:

«...такая возможность рухнула» (там же).

И, как объясняет преп. Макарий Великий:

«...через него воцарилась смерть над всякою душою (Беседа 11)» [256] (с. 138).

А потому:

«История пошла не по гладкой и прямой дороге, а покатилась по крутой, тернистой, нисходящей тропе» [185] (с. 43).

То есть Адам вместе с яблоком, предложенным ему Евой, скушал ад, за что и прозван: ад ам.

Яблоко предложила ему Ева. Потому с тех пор и именуется: Ие ва (Ие имеет значение Бога, а ва — на санскрите — вредить). Потому данное Еве прозвище следует расшифровывать так: навредившая Богу. Что и зафиксировано всей последующей историей человечества:

«Лишившись руководства своим господином — человеком, "земля" попала под временную власть диавола и демонов его.

Так оказалось, что прекрасный, сотворенный Богом мир, погрузился в состояние зла, где царствует вражда, ложь, беззакония, страдания, смерть...

Ныне, по слову апостола, "весь мир во зле лежит" [Ин 5, 19]. Вот почему данное земное бытие, несмотря на божественное происхождение, есть сущая тюрьма для человеческого духа, юдоль скорбей, тесноты, печали и мрака» [20] (с. 393).

Далее события развивались так: Каин убивает Авеля, после чего все человечество рискует стать окаянным, то есть состоять исключительно из потомков братоубийцы. Но вот какие события препятствуют этому:

«И познал Адам еще [Еву], жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф, потому что [говорила она] Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин» [Быт 4, 25].

И нарекла она его, судя по данной фразе, именем Сев (Сева). Что соответствует смыслу вышеприведенного текста — звук в звук.

Но по тем временам люди жили по 800 лет. Давно поседевшего прародителя неокаявшегося человечества его многочисленному потомству продолжать именовать Севой было как-то не совсем удобно. Поэтому к нему приросло более подходящее его положению имя: Сиф (старослав. сивый: седой). И это прозвище выглядит наиболее естественным еще и потому, что в тот момент, когда Сиф получил свое прозвище, среди его потомства он был единственным, у кого волосы оказались поседевшими. А мы прекрасно знаем, какого уважения достигал человек на Святой Руси, когда волосы его покрывала седина. И эта традиция, судя по всему, появилась в среде нашего древнего народа со времен патриарха не запятнавших себя в грехе братоубийства людей — Сифа.

И здесь нет и крупинки натяжки. Все выглядит совершенно естественным и понятным именно на том языке, который вручил Своему созданию его Создатель.

Затем человеческая история вновь подходит к катастрофе, к которой привязывается имя прародителя оставшегося после потопа человечества, на протяжении сотни лет строившего ковчег. Все проходящие мимо него люди говорили: Бога нет, Бога нет (но Ие, но Ие). Потому за ним и закрепилось имя Ной (после потопа — Сисутьросс).

Его старшего сына звали Иафет: Ие вед. То есть знающий (старослав.) Бога. Но и второй наследник у старика Сисутьросса был под стать первому. Потому о нем сказано:

«...благословен Господь Бог Симов...» [Быт 9, 26].

И если старший брат поименован знающим Бога, то следующий за ним, чей Господь Бог благословен, — с им. А потому и поименован: Сим.

Все логично и все по-русски. То есть на языке Бога Слова, на котором и ведется испокон века Русское богослужение.

Но и проклятый хамский род раскрывает свое значение в совершенной точности. За безчестный поступок Хама страдает его сын Ханаан (Канаам), который поименован так за свою страсть к еде. А потому имеет расшифровку: хана ам — тарелка пустая — следует подложить добавки (это полная аналогия значения чайханы: чай хана — следует подлить).

Следующим поворотным моментом в истории народа, на чьем языке писалась Библия, является рассказ о происхождении Иакова-Израиля. Вот как звучит эпизод его появления на свет:

«Первым вышел красный, весь, как кожа, косматый; и нарекли ему имя Исав. Потом вышел брат его, держась рукою своею за пяту Исава; и наречено ему имя Иаков» [Быт 25, 25–26].

Что значит это, на первый взгляд, ни о чем не говорящее слово ис ав?

Когда дети учатся говорить, то называют животных теми звуками, которые те издают. Собак, в частности, они обычно именуют: ав-ав (аналогично смыслу расшифровки вышеприведенного имени прародителя человечества, скушавшего ад: ам-ам). Вот и прозвище ребенка, лохматого, как пес, получилось все от того же корня. Он был в шутку поименован выходцем из ав (ис ав). То есть — из собак.

Иаков же, ухватившийся за пятку первенца, и никак не желавший отдавать брату первородства, а значит и наследования отцу, судя по всему, в шутку же, за свое неуемное желание стать во главе Богом жалованного рода, что было обещано еще Аврааму, стал именоваться Ие кова (старослав.: жалованье). Но смысл этого детского прозвища воплотился в жизнь. А потому Божье жалованье, изначально предназначавшееся старшему брату, Исаву, вопреки всем законам того времени, досталось младшему — Иакову (Божье жалованье — это обещание Святой Троицы произойти вочеловечению Иисуса Христа, Сына Божия [Слова воплощенного], из рода Авраама).

А вот как, вкратце, выглядит расшифровка всех имен, связанных с родословной Израилевых колен. Все 21 из 21 имеют совершенно осмысленный перевод на тот язык, на котором мы и сейчас читаем «Отче наш...»:

1. Рувим: Ру (Слава)[дат.] вима (алтарь [старослав.]).

2. Симеон: с им и он (с первым и второй).

3. Левий: левый (плод надежды будущей любви).

4. Иуда: Ие уда (старослав. — член тела) — Божья уда.

5. Дан: дан (дан Богом).

6. Неффалим: не валим (непобедим [старослав.]).

7. Гад: година (термин, означающий рождение ребенка [старослав.]).

8. Асир: перевернутое и искаженное Руса (Благословенный).

9. Иссахар: ис сохи Ра (дань из Божьих закромов [старослав.]).

10. Завулон: зову лоно (пожелание любви мужа).

11. Иосиф: Ие Сиф (подразумевается: Божий сев).

12. Бенони: благие они (бе = бес; но — отрицание).

13. Вениамин: вено аминь (конец вену — брачному договору [старослав.]).

14. Ефрем: Ие врем [от того — евреи].

15. Манассия: манна сия.

16. Лия: ли я (ответ на вопрос: их ли [дочь]? Я — их [старослав. реч. оборот]).

17. Рахиль: Ра хиль (чахлое солнышко [старослав.]).

18. Ваала: ва аль (красный [старослав.] (кровавый) вредитель [санскр.])

19. Зелфа: зельва (черепаха [старослав.]).

20. Яков: Ие кова (жалованье [старослав.] — Богом жалованный).

21. Лаван: хозяин лавы (переправы [старослав.]).

(подробно см.: [70]).

Имена практически всех центральных действующих лиц Библии оказались прозвищами, данными этим персонажам на нашем языке, древнейшем на земле.

Потому, после нами утвержденного, следует решить и еще одну задачу, связанную с принадлежностью русского этноса к библейскому языку. Ведь если мы с такой легкостью определили принадлежность практически всех прародителей Израилевых колен к нам, то и само имя воплотившегося посредством Иудина колена Бога — Иисуса Христа, просто обязано быть также с легкостью переводимым все на тот же язык — на наш. Так можно ли хотя бы попытаться осуществить такой перевод?

Оказывается, что можно: стоит лишь себе хорошенько уяснить, что все вышеизложенное не плод галлюцинации, требующей для доказательства своей безплодности лишь слегка ущипнуть себя за левый бочок, но реальное и единственно верное доказательство самой прямой причастности самого древнего на планете языка к самому древнему народу, чье происхождение с кивы. То есть с камня, к которому некогда и причалил во времена Всемирного потопа ковчег си суть Росса (греки Ноя называли Ксисутрос). Потому народ этот был поименован скифами, а главный его город, после переселения этого народа из Малой Азии (Малой России — Малороссии) на Русскую равнину — Киевом.

Итак, пробуем перевести на язык этого древнего народа (языка) имя посланного в мир Слова — Сына Творца.

Вот каким термином заклеймили наше Слово воплощенное Его распинатели — туземцы древнего Ханаана:

«...Ешуа, как по-еврейски имя Спасителя...» [58] (с. 305).

«Шуя» на ст. слав значит — левый. А «Е» — Ие (Например: Е-русалим — Ие-русалим). В смысле Бог. Что рассмотрено. То есть смысл перевода с этого их «еврейского» единственен: ие шуа — левый божок. Так распинатели Христа глумятся над Его честным именем даже не на своем хананейском, то есть туземном наречии страны Ханаан, но, аккурат, на нашем же родном языке. Мы же, вместо чтоб дать им на такое отпор, тупо проглатываем это их на нашего Бога издевательство и делаем вид, что не нашего, мол, ума...

А молчанием, что распрекрасно известно, Бог предается. Вот мы и предаем Его, делая вид, что не понимаем своего же собственного языка, позволяя нашим недоброжелателям куражиться над нашим Словом воплощенным.

Так выходит, если мы позволяем врагам эти безответные глумления, мы своего собственного Слова не знаем?

Кто молчит, тот, как получается, не знает. А очень зря.

Однако ж не вся заграница порочит имя Спасителя мира. Вот, например, как именуют Его в Западной Европе, где раньше жили славяне:

«...Иезус...» [58] (с. 305).

То же и на западе Восточной Европы — в Польше, например. Из дневника Марины Мнишек:

от 17.05.1607 г.:

«...Иезус...» [469] (с. 90),

от 12.10. 1608 г:

«...Иезус!» [470] (с. 124).

Эта фраза легко раскладывается на свои составляющие вполне по-русски, в исполнении западноевропейцев, что и вполне естественно, лишь с некоторым малоросским акцентом: Ие з ус(т). Что подтверждает способ воплощения Иисуса Христа посредством передачи Архангелом Гавриилом Богородице Благой вести — Слова:

«РЕЧЕ ЖЕ МАРИАМ: СЕ РАБА ГОСПОДНЯ: БУДИ МНЕ ПО ГЛАГОЛУ ТВОЕМУ» [Лк 1, 38].

После чего:

«Слово стало плотью» [Ин 1, 14].

«...Сын Божий, Который родился от СЛОВА, объявленного ангелом пресвятой Богородице... Иисус родился от Слова Божия» [431] (с. 102).

Именно таким образом и произошло непорочное зачатие, главная отличительная деталь нашего Русского Вероисповедания от иноверных. И даже тех, которые считают себя христианами. Но, в силу неверия возможности непорочного зачатия, представляют собою врагов Христа — еретиков. Однако ж сама расшифровка на наш древний язык имени Христа совершенно четко сообщает нам смысл основных отличительных от всех иных вер Русской Веры — Православия: Ие с ус(т).

Именно по этой причине, что открывает правых в споре, ко всему прочему, и с раскольниками, это имя должно быть записываемо — Иисус. Произносится же имя нашего Бога, заметьте, даже вопреки написанию, все равно звук в звук нами вычисленному — Иесус (второе И непроизвольно переходит в Е). И такое вовсе неспроста:

«...в противном случае оно не будет иметь того таинственного значения, какое вложил в него сам Архангел Гавриил при благовещении Деве Марии о зачатии Христа» [88] (с. 327).

А вот как выглядит расшифровка еще в древней Псалтири зафиксированного и иного имени Сына Божия, Христос, явления Которого на той еще очень Древней Руси, что в Палестине, ждали, как минимум, тысячелетие.

Начнем с окончания, которое наиболее походит на сокращенное звучание нашей цифры восемь — осемь (осм=ос):

«...888=криптографическое начертание имени Спасителя... составлено подобно и в противовес находящемуся в Апок. (13, 18) цифровому начертанию имени антихриста =666...» [36] (с. 1074).

И вот по какой причине:

«Осмиконечие = изображение, восемь концов имеющее, наприм. в кресте Христовом... когда окончится седьмой день, далее которого не простирается число дней в этой жизни... с восьмого снова начинается счет, что служит значением Воскресения и предызображением Жизни Вечной. В осьмой день Господь... воскрес (Нов. Скриж)» [36] (с. 390).

Вот почему Он запретил прикасаться к Себе Марии Магдалине в день Своего Воскресения:

«...не прикасайся ко Мне...» [Ин 20, 17].

И вот почему, получается — по прошествии 8 дней, апостолу Фоме было предложено проверить свои сомнения осязанием ран, оставленных от гвоздей:

«...подай перст свой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои...» [Ин 20, 27].

Суббота является седьмым днем недели. А потому именно Христово Воскресенье, неделю, то есть первый день недели, в честь случившегося чуда, знаменуют числом восемь. Графическое отображение данного числа и представляет собой Крест Христов.

То есть окончание сообщает нам о Слове, воплощенном среди нашего народа, более чем достаточную информацию, чтобы укрепиться в мысли, что такое совпадение не может быть простой случайностью — ведь именно Воскресение Христа и является основным постулатом Русского вероисповедания. Что, между прочим, и закрепляется наличием аббревиатуры ХВ в любом православном храме. Где эти буквы и означают Христово Воскресение, что нами выясняется, заложенное в имени Бога Слова.

Но и некоторое укорачивание слова восемь выглядит отнюдь не спонтанно. Ведь осъ — означает сокращение осоу=осоударь. То есть государь. При раскладывании на составляющие: осоу дар. То есть дар некоего осоу.

Но что может это составляющее означать? Что за дар за такой?

Так ведь власть. Причем, высшая власть — власть от Бога, которая может быть распростерта лишь на единственную Державу — подножие Его Престола.

Таким образом, окончание имеет даже двойной смысл: высшая власть, державная власть Бога, представляющая собою возможность воскресения праведников для Жизни Вечной.

Разбираем дальше. Корень: ХРИСТ=КРЕСТ. Тому примером полная тождественность терминов: крест-ьяне = христ-иане. Потому раскрытием смысла Христова Воскресения и является символ, отображающий Его Распятие — восьмиконечный Крест. Вся же фраза будет расшифрована так: высшая власть восьмиконечного Креста — Жизнь Вечная. То есть расшифровка имени Бога Слова, о Чьем спасении пророчествовал в своих псалмах еще древний пророк Славяно-Русский Царь Давид, несет в себе сокращенную информацию, суть которой раскрывается в основных канонах Православия. В данном случае в пасхальном песнопении:

Христос воскресе из мертвых,

смертью смерть поправ,

и сущим во гробех живот даровав.

Так что можете не щипать себя безпременно за левый свой уже и без того преизрядно при подобных же удивительностях до кровавых отеков защипанный бочок, дабы в очередной раз убедиться в реальности всего вышеизложенного. Ведь все нами здесь буквально в двух словах вычисленное было распрекрасьненько видно и раньше. И требовалось лишь постоянно ну уж слишком сильно зажмуриваться, затыкая себе при этом еще и уши, чтобы всего этого стараться все также упорно продолжать не замечать в период прошедших с тех пор двух тысяч лет.

Таким образом, что нами выяснено, в имени нашего Русского Бога, Иисуса Христа, заложены самые центральные отличительные особенности Русского вероисповедания — Православия.

Сюда же добавим и прекрасно расшифровывающиеся исключительно все на тот же язык значения имен, данных Творцу в Библии.

Савваоф. На близких к санскриту наречиях (датск., напр.) звучит — Саббат. То есть Бог субботы.

Иегова. Раскладывается на составные, после чего в переводе не нуждается: Ие го(ло)ва. То есть солнце (голова Бога) на восходе. Именно в этот момент, в 7.15 (по нынешнему времени в 9.15) Иегова (или Ра) разгоняет лучами восходящего солнца бесов. Потому Русские храмы смотрят своими алтарями исключительно в ту сторону, откуда и появляется солнце (синагоги, кирхи, католические храмы — ориентированы, наоборот, на запад).

Кстати, так как бесы сегодня покидают мир сей не ранее 9.15, то все до этого момента завтракающие рискуют заглотить за своей трапезой те самые сущности инфернального порядка, которые во всеизвестной повести Гоголя «Вий» от восходящего Ра не успели улизнуть в свою преисподнюю. Доказывается это достаточно просто. Вот что сообщает о заходе солнца в Москве дореволюционный переводчик книги Павла Алеппского (год издания 1898):

«В мае солнце заходит в Москве в 8–8,5 час.» [415] (гл. 6, с. 22).

Взгляните на любой календарь, и вы убедитесь, что в мае дневное светило сегодня заходит на два часа позднее.

Так что вообще все смысловые понятия, заложенные в основные имена библейских и евангельских персонажей, совершенно четко звучат исключительно на нашем наречии, что теперь окончательно выяснили, — древнейшем на земле.

Но такое понятие появилось вовсе не сегодня. Вот что о нашем СЛОВЕ писал еще в начале XIX века президент Российской Академии (с 1814 по 1841 г.), специально основанной для изучения русского языка, адмирал А.С. Шишков:

«Корни привязывают нас к земле-матушке и возвращают на родину слова, во младенчество человека — к Адаму. Первым делом Отец поручил Адаму начать родословие. Праотец разработал почву в недрах своего естества и вырастил деревце языка, дав всему имена и названия, понятия и смыслы. Потому корнеслов в человеке — животворящая основа, и изменить его — все равно, что пересотворить Адама. Для Творца и ныне все человечество есть одна тварь словесная. И сколько б ни расплодилось на земле языков и наречий — корнеслов пребывает неизменным до конца света...

Слово стало плотью, чтобы Отцовским Языком оживить плоть всечеловеческую, а Духом Святым освятить и наполнить мир благодатью, дать один язык веры православной для всех народов. Язык от Христа Сына Бога, язык двухприродный, духовно-телесный. Язык как великое Древо жизни с могучими корнями, кои в каждом сидят корнесловом. Этим одним на земле духовно-телесным языком Тела Христова спасается ныне и присно Божий народ православный.

Лишь возрастая от корнеслова праотцовского — от матушки земли и народа коренного, облекаясь во Христа, верные могут усыновиться Отцом...

Язык богообщения у человечества один, как и Бог един... И священный язык, как Богочеловеческое творение, по истории возрастал и становился все краше. Венцом же сего творения стал церковнославянский, который Господь даровал великорусскому народу...

Посему святая вера в человеке, как двигатель спасения, а язык — личный водитель ее...» [343] (с. 396–398).